fbpx

№229 — О налоговой реформе и… аудиторской мафии

18 Август, 2015 by SI in МНЕНИЕ

Итак, совсем недавно (а именно, 16/08/2015 из публикации Дебет-Кредит) мы узнаем, что в конце августа планируется заседание Совета Нацреформ, посвященное налоговой реформе. Казалось бы, главный вопрос на повестке дня должен касаться наработок Центра Международного частного предпринимательства (СIРЕ), который объединил предпринимателей и при поддержке USAID реализуют проект «Впевнений бізнес – заможна громада» и, в частности, занимается разработкой законопроектов и изменений в действующее законодательство, но, как всегда, «не так сталося, як гадалося» и вот что мы имеем в нашей рубрике «ХОРОШИХ НОВОСТЕЙ» от Минфина:

[trx_dropcaps style=»5″]1. [/trx_dropcaps]В конце августа планируется провести заседание Совета Нацреформ, посвященное налоговой реформе

Пожалуй, на этом «ХОРОШИЕ НОВОСТИ» от Минфина заканчиваются.

Далее следуют «просто новости», многие из которых вызывают серьезные опасения не только в качестве реформ, но и в компетентности реформаторов. Итак, компания «ИНВЕСТИЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ» и ее руководитель Лора Апасова, (Член Правления Ассоциации налогоплательщиков Европы, Президент Международного Комитета по защите прав налогоплательщиков, учредитель Ассоциации налогоплательщиков Украины и Координатор Национальной коалиции по упрощенной системе налогообложения проекта БИЗПРО/USAID (2001-2002), эксперт рабочей группы «Концепция налоговой реформы 2005») высказывает своё мнение и дает свою оценку предлагаемых реформ, комментируя интервью Зам.министра Минфина, Управляющего партнера аудиторской компании «Аксенова и партнеры» Елены Макеевой.

— Какое Ваше первое впечатление от интервью госпожи Макеевой? Вы что либо слышали о реформах налоговой системы, которые готовятся Минфином?

Думаю, реформы налоговой системы уже стали «рутиной» не только для трёх поколений прошлой власти, начиная с Л.Д.Кучмы, но и для всех тех молодых реформаторов, которые во времена Леонид Данилыча еще ходили в среднюю школу, совсем ничего не знают о первом студенческом Майдане, а Александру Кужель воспринимают исключительно в контексте ЮВТ. При этом сама реформа налоговой системы уже становится похожей на вечный двигатель, который вопреки всем законам физики почему-то не останавливается. Поэтому, ничего нового в том, что новый Минфин начал свою работу с изменений налоговой системы, нет.

Судя по интервью госпожи Макеевой, на зеседание Совета Нацреформ планируется вынести только некую МОДЕЛЬ налоговой системы, которую и планируется там принять. В то же время, и Министр экономики госпожа Яресько, и сама госпожа Макеева неоднократно заявляли о том, что в сентябре планируется внесение в Парламент нового Налогового кодекса, и вот эти два события уже противоречат одно другому — если в конце августа планируется только лишь обсудить и принять модель налоговой системы, то каким магическим образом уже в сентябре будет готов новый Налоговый кодекс, а если новый налоговый кодекс уже готов, то зачем обсуждать модель, которая уже легла в его основу? Не лучше ли обсудить уже сам проект налогового кодекса и показать его видимые преимущества по сравнению с существующим? Возможно так же, что налоговая модель будет презентоваться вместе в новым налоговым кодексом — тогда какой смысл говорить о неких 20 вариантах модели, которые уже были рассмотрены (по каждому налогу есть 2 модели!!)

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

— Вы согласны с теми проблемами, на которые ссылается Минфин, говоря о них как об основных проблемах для бизнеса в Украине?

Да, безусловно, — но лишь как о «некоторых» из длинного списка проблем! Импонирует то, что Минфин все-таки ссылается на проблемы, которые пытается решить в рамках предлагаемых изменений в Налоговый кодекс. Но все же удивляет ранжирование этих проблем, которое не соответствует ни списку проблем, которые упоминаются в исследованиях экспертов и аналитиков, они так же не соответствуют ранжированию, которое наблюдаем мы, работая как с отечественными так и с иностранными компаниями.

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

Минфин специально замалчивает проблемы куда более важные, но преодолеть которые можно и нужно несколько другим способом, — это и переплаты по налогу на прибыль, которые являются не только рудиментом тоталитарного советского режима, который считал «предпринимательство» недостойным качеством советского человека, но и значительным инструментом вымывания оборотных средств налогоплательщика; это и уплата налогов «наперед»; это и отсутствие необлагаемого минимума (как например в Германии, где заработки в размере до 450 Евро в месяц не декларируются); это и отсутствие почасовой оплаты работы; и это, конечно же, легендарный НДС, выплаты по которому никак не перестанут быть элементом торгов, создавая и удерживая собственный рынок «спроса» и «предложения» уже в течении 20 лет. Проблемы можно перечислять долго, но важно понимать, решение каких проблем значительно упростит ведение бизнеса и повысит устойчивость бизнеса, его способность противостоять другим негативным факторам украинского рынка — таким, например, как валютное регулирование и высокие кредитные ставки.

Перешкоди у розвитку малого і середнього бізнесу інфографіка Національна платформа малого та середнього бізнесу

Основные барьеры для развития бизнеса в Украине

— А как же большая нагрузка на фонд заработой платы? Она что, не беспокоит бизнес или не является проблемой?

Решение снизить нагрузку на фонд заработной платы, на мой взгляд, появилось в контексте решения проблемы детенизации заработной платы. В этом же контексте, опять же, по моему мнению, и ведется война с упрощенной системой налогообложения. И это все делается для того, чтобы увеличить поступления в бюджет, а совсем не для того, чтобы увеличить сам размер заработной платы. И это, на мой взгляд, является ключевой ошибкой — полемику по этому поводу специалисты ведут уже давно, но при решении этого вопроса затрагиваются интересы крупного бизнеса, в первую очередь, для которого дешевая рабочая сила (а в Украине рабочая сила в 4 раза дешевле чем в Китае) является одним из значительных факторов накопления богатства их собственников, и как только эксперты затрагивают тему установления минимальной ПОЧАСОВОЙ ставки заработной платы на уровне хотя бы нижнего предела, установленного в странах ЕС, лоббисты начинают рассказывать о том, что такую нагрузку наши отечественные товаропроизводители выдержать не смогут… Но, наши экспортеры продают свой товар по мировым рыночным ценам, неся затраты по фонду заработной платы при этом в разы ниже, чем аналогичные компании Америки, Европы и Австралии (если мы говорим, например, о сельском хозяйстве и других экспортных товарах — информацию можно посмотреть в инфографике экспорта с Украины).

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

В то же время, отсутствие минимальной НЕОБЛАГАЕМОЙ суммы дохода (опять же, существующей во всех развитых странах мира) позволяет нашим чиновникам приравнивать доходы на «хлеб и воду» с доходами «на бенкли и вертолет». Вы себе представляете, как выглядят 15% от 1200 грн, например? Это примерно размер всех затрат на 1 день проживания человека, которые он может себе позволить при таком доходе (без уплаты любых коммунальных платежей)! А что он может себе позволить при таком доходе, — это вообще предположить страшно, особенно в 2015-м!

— Можно ли сравнить, на Ваш взгляд, 2015-й с 1998 годом, когда произошел дефолт и была введена упрощенная система налогообложения?

Сравнить можно, — это сравнимые единицы. Год с годом всегда сравнивать легко, — у нас всегда любят сравнивать удобные даты, при которых показатели взлетают вверх, но 2015 и 1998 не из их числа… На мой взгляд, 1998 год прошел мягче для многих жителей Украины, чем 2015-й. Даже если мы умолчим о тех, кто вынужден выживать в зоне военных действий и на оккупированных территориях, а будем говорить о всех нас, проживающих в относительно спокойной Украине, безусловно первым, что нужно упомянуть, так это тот факт, что «высота падения» 2015 гораздо круче, стремительнее и жестче, чем 1998-м. И это не только падение доллара практически в три раза (против двух в 1998-м), это и перманентное отмирание финансовой системы, длящееся еще с кризиса 2008-го года, и «умирание» бизнес-монстров (из списка ТОП 100) и целых отраслей… Теперь, если люди пойдут не в банк, за депозитами (которых у них там уже давно нету), а в Фонд Занятости чтобы стать на учет и получить пособие по безработице, Минфин увидит истинное лицо проблемы.

Упрощенная система налогообложения 1998 года стала альтернативой «социальному пособию», которое государство должно было бы выплатить в ее отсутствие всем гражданам, которые остались без работы и без средств к существованию. При этом важно так же сказать о том, что «особые» режимы налогообложения малого бизнеса (и частных предпринимателей) существуют в большинстве стран мира. Единой теории налогообложения малого бизнеса не существует. В разных странах при использовании особых режимов налогообложения малого и среднего бизнеса преследуются разные цели. Также различные обстоятельства сопровождают различные формы налогообложения — в разных странах разные традиции уплаты налогов, разная налоговая и юридическая грамотность налогоплательщиков, отличаются возможности контроля и принуждения со стороны налоговых администраций, разная степень коррумпированности власти. Все это определяет разнообразие подходов к налогообложению малого бизнеса.

Сниженные ставки для предприятий, имеющих доход ниже предельной нормы или относятся к малому и среднему предпринимательству, применяются в Бельгии, Канаде, Финляндии, Японии, Люксембурге и Великобритании. Швейцария использует прогрессивное налогообложение дохода корпораций. В Канаде контролируемые канадцами частные корпорации получают налоговую скидку, что уменьшает федеральный налог на доходы на 16%, если годовой налогооблагаемый доход фирмы от деятельности не превышает $200000. В ряде развитых стран традиционно применяется особый режим налогообложения малого бизнеса. Во Франции по сниженной ставке 20,9 % облагаются сельскохозяйственные фермы, а по налогу с компаний предусмотрено много льгот: так новым компаниям предоставляются льготы в течение пяти лет (первые два года налог вообще не уплачивается, на третий год — только 25 % ставки, четвёртый год — 50 %, пятый год — 75 % и только на шестом году ставка составляет 100 %); действует налоговая льгота 25 % на прирост расходов компании на профессиональную подготовку кадров; не облагается ускоренная амортизация, в частности, на компьютерное программное обеспечение (списывается 100 % за год), а также на оборудование, предназначенное для улучшения окружающей среды и экономии энергии; не облагается налогом прибыль, направленная в резервные фонды для покрытия производственных затрат или возможных убытков в будущем, связанными с зарубежными инвестициями, изменениями конъюнктуры рынка, кредитными рисками, списанием безнадёжных долгов. И это страна, в которой не самая «удобная» для бизнеса система налогообложения! В стране, из которой от налогов сбежало много известных и не очень предпринимателей (включая известного актера Жерара Депардье), выручка от продажи активов облагается как обычный доход, — но та же выручка от продажи активов, которыми пользовались более двух лет, направленная в резервный фонд,  облагается налогом по сниженной ставке в 19 %. Но почему-то чиновники в Украине привыкли видеть только то, что выгодно их собственному карману, в который они уже давно превратили общественный бюджет, наполняемый налогоплательщиками целой страны.

—  Какая, на Ваш взгляд, ключевая цель предстоящих реформ — упрощение ведения бизнеса или же напротив, закручивание гаек еще больше?

Ну кто же скажет, что речь идет о закручивании гаек?! Конечно же, упрощение, улучшение и развитие — вот основные направления реформирования. Но, основываясь на ответах госпожи Макеевой, я могу говорить о детенизации зарплат (а значит, ужесточении контроля в первую очередь), как минимум, о частичной отмене упрощенной системы налогообложения и увеличении ставок непрямых налогов (это в первую очередь, НДС и акциза).

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

Я не сторонник отмены НДС как налога, хотя его целесообразность в Украине изначально была очень спорной, — бесспорным является лишь факт его уплаты конечными покупателями. Сомнительным так же является и его полное поступление в бюджет, не говоря уже о его выплате экспортерым. Но идея повышения НДС на 1-2% является более чем спорной (вместо концепции снижение ставки НДС с 20% до 17 % (с 1 января 2015 года), освобождение от уплаты НДС значительного числа субъектов хозяйствования (в том числе производителей легкой промышленности, авиастроителей и т.п.) и возмещение НДС за счет средств государственного бюджета, как было предусмотрено в действующем НК). Увеличение НДС моментально вызовет виток инфляции минимум на аналогичный процент, а говоря о том, для стран ЕС инфляция, как правило, не превышает 2%, и в 2013 составила 1,5%, то такая идея со стороны Минфина выглядит как провокация.

К сожалению, у нас все концепции реформирования сводятся к тому, что налогоплательщик априори является преступником, не желающим уплачивать налоги и сборы. На мой взгляд, именно поэтому садясь за стол, на котором лежит проект налогового кодекса, чиновники рассматривают его (налогоплательщика) как персонаж в игре «найти и обезвредить», а на простом языке, загнать в стойло и привязать ему на вымя доильный аппарат, при этом особо не понимая, да и не разбираясь, на какое именно место этот доильный аппарат они цепляют и что они получат в итоге. А ведь предприниматели сами платят (и хорошо, дорого платят) за то, что им действительно нужно — от взяток чиновнику до образования, здравоохранения, вооружения и рекламы… Казалось бы, что может быть проще, чем показать предпринимателям «целевое использование» бюджетных денег… общественных денег, как говорят во все мире, кроме Украины и стран СНГ — public money & public budget — а не государственных денег и государственного бюджета, как привыкли считать чиновники в Украине. Ведь самый неудобный вопрос Минфину, это вопрос В.Высоцкого из его знаменитой песни «Где деньги, Зин?»

— Давайте поговорим о детенизации зарплат, — это ведь нужная и важная задача. Как, на Ваш взгляд, отразится на легализации заработной платы отмена упрощенной системы налогообложения?

То, что упрощенной системой пользуются для минимизации прибыли — это общеизвестный факт, но есть одно «НО», о котором умалчивают чиновники из Минфина и не только. Нигде в мире, кроме Украины и стран СНГ, налог на прибыль, как правило, не уплачивается совсем — отсюда и ссылка на так называемую «эстонскую модель». Я поясню. В Эстонии с  1 января 2000 года вступил в силу новый закон, который вообще освободил от налогообложения ту часть прибыли, которая реинвестируется в развитие предприятия. Налогом облагаются только дивиденды предприятия по разного рода ценным бумагам, а также расходы, непосредственно не связанные с производством. Иными словами, налогом облагается НЕ заработанная прибыль, а распределеная. Можно сказать еще иначе: налогообложение переносится с момента появления прибыли на момент разделения прибыли. Более того, от налога на прибыль освобождены любые инвестиции эстонских компаний, в том числе и те, которые инвестируются в другие страны. При этом ставка налога на распределяемую прибыль равна 20%.

Еще один пример. С тех пор, как Варен Баффет (Warren Buffett) стал контролировать компанию Berkshire Hathway , он платил дивиденды всего лишь в одном  году, о чем впоследствии говорил так: «Я должен был в то время быть в ванной». Он не выплачивает дивиденды и не любит их. Почему? Налоги. Во время выплаты дивидентов налог уплачивается дважды — вначале компания платит налог, затем получатель дивидендов так же уплачивает налог. С доллара дохода компании после уплаты корпоративного налога остается 65 центов; когда выплачиваются дивиденды, остается только 55 центов после уплаты федерального подоходного налога, и, если вы живете в Нью Йорке или Калифорнии, у вас остается только 44 или 45 центов после уплаты подоходного налога штата. Если же компания не выплачивает дивиденды, налог уплачивается только один раз, и компания затем может использовать нераспреденную прибыль на увеличение собственного капитала. При этом, как мы видим, общественного бюджета хватает на то, чтобы США считалась экономически развитой страной с высоким уровнем жизни населения.

К чему я этого? — а к тому, что налоги не любит платить никто, и украинцы не исключение. Такая же проблема с выплатой заработной платы в конвертах существует и в Германии, США, Франции, Италии, Польше и других странах. Но все же существует значительная разница в величине показателей того, с чем сталкивается экономика страны вследствие такого явления, — это уменьшение налоговых поступлений и реальный рост безработицы. Еще одним показателем, следуя логике наших чиновников, будет число компаний-сателлитов, которые выполняют работы для крупных компаний, что с точки зрения бизнес-процессов так же будет считаться одним из показателей эффективности бизнеса. Существует в западном мире и такое понятие как «сглаживание прибыли» (profit shifting) — основу которого так же составляют действия по планированию оптимального для бизнеса налогообложения, удешевления рабочей силы и сокращение затрат на логистику. И для детенизации зарплат нет другого рецепта, как увеличение минимальной заработной платы и установление почасовой минимальной заработной платы, чего так боятся «национальные товаропроизводители». А отмена (или «кастрация») упрощенной системы налогообложения никак не повлияет на вывод зарплат из тени, — она ведь только инструмент получения наличности для выплаты теневых зарплат, не более того.

— Но ведь сами налогоплательщики говорят, что используют упрощенную систему, чтобы не платить высокие налоги на зарплату?

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

Давайте справедливости ради скажем о том, что для упрощенцев никто не отменял действие Единого Социального Взноса, ровно как и уплату подоходного налога (НДФЛ) с зарплаты каждого нанятого работника:

ГЛАВА 1. СПРОЩЕНА СИСТЕМА ОПОДАТКУВАННЯ ОБЛІКУ ТА ЗВІТНОСТІ

ГЛАВА 1. СПРОЩЕНА СИСТЕМА ОПОДАТКУВАННЯ ОБЛІКУ ТА ЗВІТНОСТІ

Как видим, в списке налогов, от уплаты которых освобождаются налогоплательщики упрощенной системы налогообложения нет ни подоходного налога (НДФЛ) с заработной платы, ни ЕСВ. Поэтому, откуда взялось такое утверждение, мне сказать сложно, — возможно, еще с конца 90-х, когда подоходный налог и частично налоги на ФЗП входили в список «исключений».

Давайте рассмотрим уплату налогов от максимальной суммы в упрощенной системе  равную 20 000 000 (двадцать миллионов гривен), это составляет (по действующему курсу) 842105 евро (по курсу 23,75). Но ключевое в этой «баснословной» сумме в 20 миллинов то, что это «оборот«, а НЕ «доход«. Компании с оборотом меньше миллиона (и даже двух) считаются малыми в большинстве стран мира, в США, например, эта цифра равна 7,5 млн долл. для непроизводственных компаний. В Украине компания с оборотом 20 млн грн на упрощенной системе налогообложения заплатит в бюджет в 2015-м году, как минимум,  800000 грн налога (4%) + НДФЛ + ЕСВ + остальные платежи, что само по себе уже немало. В целом же, говоря о «нецелевом использовании» упрощенной системы налогообложения, чаще всего имеют в виду конвертационные центры обналичивания, которые, как мы уже все знаем, были и при налоговой, и при милиции и при других государственных органах, — а это уже другая история. Как минимум, существует Уголовный Кодекс, в котором обязательно найдется упоминание о таком виде деятельности.

Опять же, возвращаясь к истокам упрощенной системы налогообложения в Украине, стоит напомнить о том, что изначально ставка налогообложения была 6% + НДС или 10% с оборота (для неплательщиков НДС), но, действительно, подоходный налог и налог на ФЗП уже были включены в эти цифры. У меня сохранилась аналитика 2001-2002 года, которая была сделана, в том числе и западными экспертами. В целом, упрощенная система налогообложения, была признана позитивным явлением, — она соответствовала так называемому второму типу налогообложения, который предполагает осуществление оценки на основе косвенных признаков потенциального дохода налогоплательщиков и установление фиксированных платежей в бюджет, заменяющих один или несколько традиционных налогов. В чистом виде в развитых странах такой подход не применяется, хотя во многих странах оценка налоговой базы по аналогии с другими налогоплательщиками используются в тех случаях, когда налоговая администрация имеет основания сомневаться в правильности начисления налоговых обязательств. Сейчас, в общем-то для малого бизнеса действует принцип налогообложения НАЛОГ С ОБОРОТА + НДФЛ + ЕСВ ну и плюс все «мелкие» налоги не входящие в этот перечень, поэтому я не соглашусь с утверждением, что упрощенную систему используют для того, чтобы не платить налог на заработную плату.

— Но если люди легально используют упрощенную систему налогообложения на основании действующего законодательства, можно ли называть их бизнес серым?

Думаю, их бизнес не «серый». Ведь что такое «серый» импорт например, — это импорт, который отправлялся в третью страну, а попал во вторую. Как это применить к упрощенной системе налогообложения? Если упрощенная система налогообложения применена в соответствии с существующими нормами законодательства, она «белая», т.е. легальная. Если же зарегистрированный бизнес использует упрощенную систему налогообложения для торговли подакцизными товарами или обмена валюты — это нарушение действующего законодательства, и прописаны все процедуры, которые должны последовать за таким действием. Это нарушение некого соглашения между налогоплательщиком и налоговой системой, которая предоставляет несколько вариантов налогообложения на выбор.

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

Что касается работы «индустрии легкой промышленности», которая работает на упрощенной системе налогообложения, то, на мой взгляд, и количество наемных рабочих, и характеристика бизнеса как раз и является ярким примером того вида бизнеса, для которого упрощенная система и предназначена, — здесь есть все: и производство, и легальные наемные работники, и реальные затраты, и в этом случае, как раз, так называемый «доход» является ни чем иным, как «оборотом».  В интервью госпожи Макеевой по этому вопросу, ключевым, на мой взгляд, является слово «действуют» (целые фабрики действуют), — ведь не нужно забывать разницу в затратах, которые можно отнести к производственным в Украине и ЕС. И если мы уже говорим о членстве в ЕС как о направлении внешней и внутренней политики, то Минфину нужно набраться смелости и все же принять нормы и правила действующие в ЕС (лучшие из них, а не вырванные из контекста).

— А как в контексте евроинтеграции, по Вашему мнению, выглядит реформа аудиторской деятельности? Вы ведь знакомы со многими аудиторами ЕС, что там думают об аудите в Украине и как он выглядит со стороны?

Тема «евроинтеграции аудита» — это не новая тема в Украине, аудит и аудиторская деятельность всегда находились в поле зрения политиков еще со времен Александры Кужель. Аудит, как и любая другая профессия, формирует свой рынок, и не нужно забывать о том, что аудит в Украине зародился практически на пустом месте — не существовало ничего такого, что бы могло быть трансформировано в АУДИТ, он создавался с нуля. Переводились иностранные статьи, уставы, стандарты… Выделялись деньги международными фондами и приезжали специалисты — поэтому международные связи очень давние и крепкие. Тут просится сравнение  с КРУ (нынче Державна фінансова інспекція України) — это больше советское ведомство, чем «европейское» (не смотря на все реформы), — в этом смысле аудиту повезло больше, возможно в силу того, что он создавался энтузиастами-профессионалами, а не государственными чиновниками.

Думаю, можно сказать, что мы наблюдаем новый виток передела аудиторского рынка и сфер влияния, в который включились многие политики от аудита — 3 апреля 2015 НДУ Александр Кирш зарегистрировал «Проект Закону про аудиторську діяльність» №2534 от 03.04.2015, сегодня мы видим, что и госпожа Макеева, так же «человек из аудита», говорит о «неком законопроекте, об аудите, который готовится».

— Вы очень хорошо отзываетесь об аудиторах, тогда почему все же более 50 банков обанкротились, не смотря на то, что они успешно прошли аудит, по всей видимости?

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

Что касается связки «аудит банков — банкротство банков», на мой взгляд, она притянута за уши, — ведь кому как не госпоже Макеевой знать о том, что аудит — это ВЫБОРОЧНЫЙ контроль, а не полная проверка деятельности, и уж тем более, аудит не является средством борьбы с мошенниками в финансовой сфере. Все мы помним прекрасный отчет одного из крупнейших частных банков США «Леман Бразерс», банка, который и стал «официальной причиной» мирового финансового кризиса.  Аналитики утверждают, что ФРС (Федеральная резервная система) занималось обогащением во время кризиса и спасением своих контрагентов – крупных банков, а не экономики США. По данным GAO в период с 1.12.2007 по 21.07.2010 ФРС оказала помощь крупнейшим мировым финансовым институтам на сумму более $16 трлн., что в 6 раз больше доходной часть федерального бюджета США за 2008 г. Причём эти операции не были отражены в т.н. «Бежевой книге» — периодических экономических обзорах ФРС. Хотя истинные масштабы деятельности ФРС не доступны правительству США, поскольку оно не имеет права на полный аудит её деятельности, но и имеющихся данных по результаты политики ФРС во время финансового кризиса 2008 г. оказалось достаточно для Палаты представителей США, чтобы потребовать летом 2012 г. поставить деятельность ФРС под полный контроль правительства. Отсюда возникает вопрос, а не тем ли самым занимался НБУ во время так называемого «спасения»  украинских банков и последующего «повального банкротства».

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

Что же касается необходимости привести в соответствие с требованиями ЕС национальное законодательство по вопросам аудиторской деятельности, в том числе с Директивой 2 014/56 / ЕС Европейского Парламента и Совета от 16 апреля 2014, вносящей изменения в Директиву 2006/43 / ЕС об обязательном аудите годовых отчетов и консолидированных отчетов и Регламента (ЕС) № 537/2014 Европейского парламента и Директивой от 16 апреля 2014 по конкретным требований по обязательному аудиту субъектов хозяйствования, которые вызывают общественный интерес — это действительно нужно сделать. Эти директивы являются основными документами Европейского Союза, регулирующим осуществление аудиторской деятельности в странах Европейского экономического пространства. Когда будет возможность посмотреть сам законопроект, тогда можно будет говорить о том, насколько он «совпадает» с указанными директивами и присутствуют ли в нем «национальные особенности» и «личные интересы».

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

В остальном же, в предложенных, вернее озвученных, госпожой Макеевой направлениях реформирвоания нет ничего нового — во-первых, деятельность аудиторов проверяется Комитетом по контролю за качеством ( и от изменения названия врядли что-то поменяется), а во-вторых, в настоящее время действуют очень жесткие санкции за нарушение (несоблюдение) стандартов аудита, вплоть до лишения сертификата. И я уверена, что госпожа Макеева, как профессиональный аудитор, знает об этом  — другое дело, считает ли она достаточными те меры, которые существуют и почему она умалчивает о существенных различиях — например, неограниченный срок действия сертификата аудитора (статья 13 Директивы 2014/56/ЄС) и необходимость прохождения стажировки в течении 3-х лет перед тем, как начать заниматься самостоятельной практикой (статья 10 Директивы 2014/56/ЄС).

— Вы считаете эти различия существенными?

Я считаю эти различия значимыми. На мой взгляд, гораздо важнее создать в Украине Суд Аудиторов по осуществлению контроля в финансовой сфере (в сфере публичных/общественных финансов) чем говорить об Инспекции по контролю за качеством в аудите, а об этом, к сожалению, мы не слышим ничего. Ведь что такое Суд Аудиторов в ЕС? — это институт, который контролирует правильное использование финансовых средств ЕС. Суд проверяет легальность и закономерность доходов и расходов Европейского Союза (а также каждого органа, учрежденного Сообществом) и гарантирует, что ведение финансовых операций ЕС осуществляется без ошибок. Кроме того, теперь он контролирует еще и фонды Сообщества, которые находятся в ведении внешних организаций, а также Европейского инвестиционного банка. Были прецеденты, когда суд отказался подписывать европейский бюджет на будущий год, — он счел, что расходная часть бюджета, запланированная в размере 93,4 процента, является слишком рискованной. В заключении, которое сделал суд, говорится, что в бюджете были обнаружены серьезные ошибки и, по мнению аудиторов, необходимо разобраться, были ли они случайными или завышение расходов было сделано преднамеренно. А кто принимает бюджет в Украине? — депутаты, которые еще вчера мало что знали о семейном бюджете, не говоря уже о государственном: академий не заканчивали, да и высшее экономическое далеко не у всех.

Аудиторы ЕС проверяют, в том числе, и расходование средств ЕС в Украине, и, не смотря на то, что многие упорно сравнивают Счетную палату Украины и Суд Аудиторов ЕС, называя его «Счетной палатой» — их природа и функции значительно разнятся, возможно, отсюда и проблемы с бюджетом (а вовсе не из-за упрощенной системы налогообложения). Суд аудиторов ЕС является «партнером» Ассоциации налогоплательщиков Европы, — ведь у них «схожие» цели. Как «сторожевые псы» они охраняют общественные финансы от любых посягательств, до которых могут добраться их глаза, уши и калькуляторы.

—  Не могу не спросить Вас об «аудиторской мафии», которая засела в САУ и АПУ? Что Вы думаете о коррупции в аудите?

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

Из интервью Зам министра Финфина, госпожи Макеевой

Со многими из этой аудиторской мафии, как Вы говорите, я знакома еще с 90-х, уже более 15 лет. Это люди, которые создали аудит с нуля, это профессионалы с большой буквы, которые не просто знают всё в своей профессии, многие из них писали и пишут законы, включая налоговые. Я думаю, что новичкам в аудите действительно сложно стать «заметными», им невозможно конкурировать с «элитой аудита», ну это как бы физикам пришлось прыгать выше головы, если бы Альберт Энштейн был все еще жив. К сожалению, многие из тех, кто создавал аудит уже ушли навсегда… но профессия живет и развивается, и даже те новшества, которые диктует день сегодняшний, предлагаются и внедряются всё теми же энтузиастами — Александром Кирш, Татьяной Зацерковной, Алой Савченко, Натальей Гаевской, Ириной Войтенко, ВВ, и многими другими. Господин Кирш — очень грамотный специалист, который не нуждается в рекламе совершенно. Его мнение — значимо, и уж последнее, что мне придет в голову — это заподозрить его в коррупции, как и его законопроект «Про аудиторську діяльність», который он подал в ВРУ как народный депутат Украины.

Судя по информации на сайте Аудиторкой Палаты Украины, действующий состав — абсолютно компетентен, многих из них я знаю лично. В чем их мотивация? Все очень просто: аудит — это их жизнь, это их профессия, которую они создали в Украине. Они по праву занимают свое место. В то же время, аналогичный вопрос можно задать и самой госпоже Макеевой — в чем её мотивация?  и в  чем мотивация таких заявлений? Я бы еще спросила о том, где в Европе или в мире сертификация аудиторов проходит в независимых центрах оценивания знаний по типу ЗНО? В каждой профессии, и профессия аудитора не является исключением, профессиональный стаж и вклад в профессию являются критериями доверия и что же еще, как не эти качества берутся во внимание коллегами-аудиторами при принятии решения о делегировании в Палату. Ну не тесты же «ЗНО» должны послужить основой, и не маркетинг компании — в аудите все друг друга знают в лицо, поэтому там нужно «быть», а не «казаться» (считать себя) аудитором.

Из уст госпожи Макеевой подобные заявления в сторону профессиональной деятельности звучат как попытка государственного регулирования (если не государственного обвинения) аудиторской деятельности, что, конечно же, возможно, с одним «НО» — государственное регулирование аудита должно проходить по схеме, разработанной Советом по международным аудиторским и гарантирующим стандартам (International Auditing and Assurance Standards Board, IAASB) и Советом по надзору за общественным интересом (Public Interest Oversight Board, PIOB). Ведь на самом деле, ничего не стоит на месте, и в странах ЕС, Канаде, Австралии, США, и других, кто считает себя «цивилизованным миром» идет постоянное реформирование и обновление как стандартов аудита, так и самой профессии аудитора, но при этом очень редко звучат обвинения в адрес действующего органа или организации аудиторов, тем более такого характера, как мы слышим в Украине. Что касается профессионализма аудитора и престижа профессии — так и хочется спросить, а судьи кто? Откуда они пришли и куда уйдут завтра? Оставить свой след в истории независимой Украины одним уже удалось, а другим еще предстоит для этого много потрудиться, — в противном случае, удастся только «наследить».

___________________

Интервью записала: Елена Котляр
независимый журналист  
ИНВЕСТИЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ